Бесплатная юридическая онлайн-консультация

FRAGE ID: Hj5L6J4r3E6cFEPm

Адвокат Томас Пуэ, Fachanwalt für Verwaltungsrecht, Fachanwalt für Sozialrecht

Время бежит, бежит и бежит. Многие немецкие переселенцы, переселившиеся в Германию 20 – 30 лет назад, приближаются к завершению своей трудовой деятельности. Люди предпенсионного возраста получают от своей пенсионной кассы расчёты уже скорого обеспечения в старости. Касса скрупулёзно регистрирует всё зачётное время: трудовая деятельность, учёба, уход за детьми, безработица, длительное заболевание. Следует знать, только работа на полный трудовой день считается полноценным трудовым стажем. Остальные зачётные периоды приписываются к стажу с уменьшающим коэффициентом.

После полного, реалистичного расчёта будущий пенсионер зачастую в недоумении, как прожить достойно на цифру, нарисованную в конце его предварительного расчёта? Тут, как говорится, «посчитали, прослезились». Лучше положение поздних переселенцев (§ 4 BVFG) и изгнанных немецкой национальности. В расчёте немецкой пенсии им зачитывается иностранный трудовой стаж. Персоны без этого статуса, в основном по § 7 BVFG, с неудовольствием видят, как остро сказывается на обеспечении в старости незачёт их деятельности в стране происхождения.

В суете переселения

В суете переселения многие российские немцы не придали значение проставленной решение о приёме цифре. Подумаешь, какая разница между четвёркой и семёркой? Ведь это оба статуса немецких переселенцев, оба приобретают немецкое гражданство по факту переселения в Германию, а граждане Германии равны между собой. В принципе это так, но некоторые, как известно, равнее. Например, в пенсионном обеспечении. Более двух миллионов российских немцев переселились в Германию за годы массового возращения. Каждый имел в своём багаже 20 – 30, а то и больше бумаг, которые он направил ведомству приёма российских немцев. По каждой персоне само ведомство приёма плодило десятки новых бумаг. Это значит, ведомство приёма должно было обработать уже не десятки, а сотни миллионов документов. Да ещё и на иностранных языках. Понятно, что в такой массе неизбежны ошибки, небрежности, торопливость. Плохо, что от этого страдают конкретные люди, например, лишившись в старости положенного им по закону пенсионного обеспечения за счёт иностранного трудового стажа. 

Эта ситуация поправима. Пути, ведущие к успеху, я хотел бы пояснить на примере недавно с успехом завершенного мной случая. Моя клиентка, дочь немецких родителей переселилась в Германию в 1999 году. Во всех документах советского периода она велась с немецкой национальностью. Сомнения вызывали её знания немецкого языка. Моя клиентка принимала участие в языковом тесте и говорила по-немецки, ведомство, однако, критиковало отсутствие диалекта, и сочло язык выученным специально для языкового теста. Для простоты и скорости дела Федеральное административное ведомство включило её в решение о приёме матери по § 7 BVFG. Женщина не протестовала, ей хотелось скорее покончить с этими утомительными хлопотами. Потом устройство в новой для неё стране, работа, дом, и жизнь покатилась дальше.

Повторный приём в Германию

В 2009 года извещение пенсионной кассы впервые заставило её обратить внимание на все нехорошие последствия седьмого параграфа. Она обратилась за советом в моё бюро. За давностью времени, а ведь заявление переселенцы подали ещё в 1995 году, она забыла многие подробности процедуры своего приёма в Германию. Поэтому я затребовал в ведомстве акты приёма моей клиентки. Их изучение показало неряшливую работу ведомства приёма, особенно местного ведомства по делам изгнанных. Можно ещё как-то понять Федеральное административное ведомство, работающее в одной из стран СНГ с ограниченным персоналом и ограниченными возможностями. Местное немецкое ведомство по делам изгнанных никуда не торопится, его подопечные всегда на месте, оно действует в поле немецкого законодательства. И всё равно допускает досадные ошибки.

Полный анализ дела, опрос родственников, да и сам протокол языкового теста свидетельствовали о правдивости утверждений моей клиентки. Знания немецкого языка действительно были переданы ей в семье. Выяснилось, что сначала она подала ходатайство о присвоении статуса по § 4 BVFG, затем по просьбе ведомства забрала его обратно и была включена в решение о приёме матери. Этим ведомство сэкономило себе хлопотную работу по изготовлению отказного решения и, возможно, затратного протестного разбирательства.

Я предложил клиентке подать ходатайство о повышении статус до § 4 BVFG в компетентное ведомство и посмотреть реакцию чиновников. Мне пришлось с фактами в руках объяснить чиновникам, что в деле моей клиентки не имелось вступившего в силу отказного решения. Забор заявления и формальный отказ две различные пары обуви. Это важная процедурная деталь. В процессе переселения ведомство приёма изготовляло и высылало заявителям из числа российских немцев самые различные бумаги, иногда просто включало детей пожилого российского немца в его решение о приёме. Оно автоматически и для облегчения себе работы думало, что дети не владеют немецким языком на требуемом уровне. Поэтому отсутствие вступившего в силу отказа позволяет считать заявление моей клиентки о присвоении ей статуса поздней переселенки первичным ходатайством.

В результате ведомство по делам поздних переселенцев спустя 10 лет было вынуждено заниматься разбором обоснованности присвоения статуса по § 7 BVFG в теперь уже далёкие 90-ые годы. Трудности сего процесса понятны, после 10 лет жизни в Германии моя подопечная бойко говорила по-немецки. Как же провести различие? Это возможно. К счастью, была жива мать и другие родственники старшего поколения, которые могли дать достоверные объяснения языковых особенностей становления личности моей клиентки. Разумеется, мыслимы и иные пути ведения доказательства. Хотя, конечно, аутентично выглядящая, пожилая российская немка с хорошо слышимым швабским диалектом производит достоверное и убеждающее впечатление на участвующих государственных юристов.

С помощью суда

Вынужденно повторно заниматься старым делом ведомство приёма поздних переселенцев отклонило заявление о повышении статуса и, что было важно в деле, отказалось заслушать достоверных свидетелей из ближайшего окружения моей клиентки. Поэтому не оставалось ничего иного, как обратиться в суд. Я написал подробное обоснование жалобы и отправил его в суд. Суд переслал моё обоснование для ознакомления ответчику. Ответчик должен был принять решение, идти на процесс или нет. Теперь под угрозой судебного процесса ведомство было вынуждено ещё раз внимательно взвесить все обстоятельства. Суд без сомнения заслушал бы свидетелей, адвоката, стороны и принял бы глубокое, обоснованное решение. В результате ведомство пошло на попятную, и согласилось присвоить моей клиентке статус по § 4 BVFG. В качестве ответного действия ведомство просило мою клиентку отказаться от своего права на компенсацию расходов на юридическую процедуру. По сравнению с полученной пенсией за иностранный трудовой стаж эти расходы не казались большими, и моя подопечная легко с согласилась с выгодным для неё компромиссным предложением ведомства.

Визит в СССР западногерманского канцлера Аденауэра

Возможности для повышения статуса даёт комбинация старого Übernahmegenehmigung (это предшественник нынешнего решения о приёме, выдавалось оно, начиная, примерно с 1956 до конца 1990 года) с приобретённым в период войны немецким гражданством. Ведь многие заинтересованные лица и не знают о том, что ещё детьми они были включены в такое старое разрешение. Оно, однако, не пропало, и дремлет в архивах ведомства. Комбинация с унаследованным от предков немецким гражданством даёт в результате право на пенсию за иностранный трудовой стаж по § 4 BVFG.  Поэтому заинтересованным лицам можно посоветовать внимательно изучить свою семейную историю, как на предмет присвоения предкам немецкого гражданства в период войны, так и подачу заявления о приме в Германию, начиная с визита в СССР западногерманского канцлера Аденауэра в 1955 году, и до конца существования СССР. Кстати, именно этот политик затронул в своих переговорах тему репатриации немцев в ФРГ и добился от тогдашних советских властей первого согласия на открытие границы. Здесь заинтересованное лицо так же должно подать заявление о повышении статуса. В случае обоснованных сомнений разрешить их может запрос в компетентный архив.

Rechtsanwaltskanzlei Thomas Puhe
Jahnstr. 17
60318 Frankfurt am Main
Тел.:   069 – 597 966 82
www.rechtsanwalt-puhe.de
Email:  Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

У вас нет прав для отправки комментариев